Александр Алехин

Александр Александрович Алехин был чемпионом мира в 1927-1935 и 1937-1946 годах.


Алехин родился 1 ноября 1892 года в богатой московской семье. Его родители, видимо, были постоянно заняты делами, и он воспитывался в доме своей бабушки. 
Как только он познакомился с шахматами, а это случилось в возрасте семи лет, то сразу почувствовал непреодолимое влечение к этой игре. По вечерам, как только бабушка засыпала, он часто доставал из-под кровати шахматный набор и почти всю ночь при свете свечи изучал разные позиции. Через много лет, будучи уже сильным игроком, он в самый неподходящий момент, бывало, доставал карманные шахматы и, к изумлению всех присутствующих, тут же начинал проверять пришедшую ему в голову идею. 
Дом, в котором он жил в детстве, часто посещали сильные игроки, что в значительной степени способствовало быстрому шахматному росту Алехина. Одним из его первых наставников был Дуз- Хотимирский. Он часто шутил, что всю свою шахматную карьеру Алехин боролся с заблуждениями, сформировавшимися в детстве.

В отличие от своих великих предшественников Ласкера и Капабланки, которые делали вид, что шахматы для них всего лишь хобби, Алехин неоднократно публично заявлял, что полностью предан королевской игре. Тем не менее, его путь к шахматной короне совсем не был гладким и ровным.

Революционные перемены в России привели к тому, что положение в обществе и личная безопасность Алехина оказались под серьезной угрозой. Неудивительно, что он принял решение уехать из страны, когда в 1921 году ему представилась такая возможность. 
Золотой вал в 10000 долларов США, установленный Капабланкой для тех, кто желал бросить ему вызов, стал не менее серьезным препятствием на пути Алехина к шахматному трону, чем и огромный талант и практическая сила кубинского шахматиста.

Интересно, что Алехин начал готовиться к матчу с Капабланкой, когда действующим чемпионом был еще Ласкер. Алехин не скрывал своего убеждения в том, что скоро чемпионом будет Капабланка. Постоянное стремление Алехина к совершенствованию, его огромная работоспособность, наряду с природным талантом, были вознаграждены в 1927 году, когда в Буэнос-Айресе ему удалось разгромить непобедимую шахматную машину, которой тогда считали Капабланку. Выиграв этот в высшей степени памятный матч со счетом 6:3 (при 25 ничьих), Алехин стал четвертым в истории шахмат чемпионом мира.

Достигнув цели, к которой он шел столько лет, Алехин продолжал играть и побеждать в турнирах, доказывая этим, что его восшествие на престол не было случайностью. Превосходство Алехина над ведущими гроссмейстерами достигло наивысшей точки на турнирах в Сан-Ремо 1930 года и в Бледе 1931 года, где он победил с отрывом в 3,5 и 5,5 очков соответственно.

Шахматный мир может лишь сожалеть, что матч-реванш между Алехиным и Капабланкой так и не состоялся. Отношения между этими двумя великолепными игроками испортились еще до матча в Буэнос-Айресе, и новому чемпиону было достаточно любого предлога, чтобы отклонить вызов кубинца. Так родилась идея двух матчей с Боголюбовым (в 1929 и 1934 годах). Чемпион победил в обоих поединках с убедительным счетом (соответственно 15,5:9,5 и 15,5:10,5). Показательно, что сам Алехин, комментируя одну из своих побед над претендентом, замечает: «Эта партия прозрачно намекает на бессмысленность всего матча». 
В дальнейшем этот ореол непобедимости сослужил Алехину плохую службу. Постепенно он пристрастился к сигаретам и алкоголю. Первый матч против Эйве (1935 год) показал, что чемпион далек от своей лучшей физической и спортивной формы. К всеобщему удивлению, учитель математики из Голландии сумел победить легендарного шахматиста со счетом 15,5:14,5. 
Для Алехина наступило время проявить всю силу своего характера. Он бросил курить и пить и начал серьезно готовиться к матчу- реваншу. Когда в 1937 году борьба возобновилась, Эйве столкнулся с совершенно другим соперником, который убедительно переиграл его со счетом 15,5:9,5.

Вторая мировая война стала началом окончательного заката звезды Алехина. Когда в 1939 году война разразилась, он принимал участие в шахматной олимпиаде в Буэнос-Айресе. Многие ведущие гроссмейстеры решили остаться в Аргентине, Алехин же вернулся в Европу. Возможно, он был вынужден это сделать, так как нацисты угрожали конфисковать имущество его третьей жены. Оказавшись в Европе, Алехин стал участвовать в турнирах и показательных сеансах одновременной игры, проводимых на оккупированной территории. Конечно, немецкие власти намерены были использовать имя чемпиона для пропаганды, но порой они были не очень довольны, например, когда видели, как этот русский интеллектуал обыгрывает одновременно 75 арийских офицеров.

К тому времени за подписью Алехина уже была опубликована серия статей антисемитского характера, но лично я сомневаюсь, что они действительно были написаны им. 
Как бы то ни было, как только война закончилась, Алехин столкнулся с опасностью быть обвиненным в сотрудничестве с нацистами. Чтобы избежать неприятностей, последние годы он провел в нейтральных странах, Испании и Португалии, где жил весьма бедно. Последней надеждой вернуться в большой мир для Алехина стало приглашение на первый послевоенный крупный турнир в Лондоне (1946 год). Однако он испытал горькое разочарование, когда аме­риканская шахматная федерация настояла на том, чтобы Алехину отказали в праве участвовать в турнире из-за его поведения во время войны.

24 марта 1946 года Алехин был найден мертвым в своем небольшом гостиничном номере. Последняя фотография великого чемпиона весьма символична: на ней Алехин сидит, склонившись над шахматной доской...